Едва ли есть необходимость представлять нашим читателям челябинского поэта Михаила Придворова: мы не раз и не два с удовольствием читали здесь стихотворения, написанные им для детей. Перечислю одни лишь названия уже опубликованных в «Солнечном ветре» подборок его стихотворений: это и «Детские стихи» Михаила Придворова», и «Августовская десятка Михаила Придворова», и «Зацени мои мечты!..», и «Луковичный сидр». Нисколько не умаляя достоинств его «взрослых» стихов (смотрите, например, статью «Часть души, открытая на всеобщее обозрение…»), всё-таки должен отметить, что именно в стихотворениях, написанных для детей, поэтический дар Михаила Придворова раскрылся в полной мере. Умение взглянуть на мир глазами ребёнка, увидеть необычное в обыденном, фантазия и элегантность — всё это присутствует в его стихах, всё это делаёт его творческий «почерк» вполне узнаваемым и даже, по нынешним-то временам, уникальным.

Сегодня нас ждёт новая встреча с «детскими» стихами Михаила Придворова. Конечно, со времени нашей последней с ним встречи им было написано гораздо больше стихотворений. Те же стихи, которые предлагаются сегодня вашему вниманию, объединяет лишь одно, но зато немаловажное, обстоятельство: именно к ним талантливая киевлянка Татьяна Чернобай (тоже наш постоянный автор) подготовила свои новые «пластилиновые» иллюстрации, прекрасно эти стихи дополняющие.

Валентин Антонов

Весёлый жук
Бежал по веточке жучок
«Тыгдык, тыгдык, тыгдык».
Жучок в лесу был новичок
И красться не привык.

Он скинул бронзовый сюртук
И крылья распрямил.
Он топал громко «тук-тук-тук»
И весел был, и мил.

Он песню пел, свистел припев,
Танцуя делово,
А воробьи, оторопев,
Смотрели на него.

И не решались ущипнуть
За крылышки с бочка
И даже трусили чуть-чуть
Схватить того жучка.

А он скрипел, а он мычал
«Ла-лам, пам-пам, ла-лам»,
Усами птицам помахал
И скрылся по делам.

А остальные все жуки
Шуршали «шыр, шыр, шыр»
И поправляли пиджаки
Во тьме своих квартир.
Потом зажмурившись слегка
Повылезли на свет.
С тех пор на ветке у жучка
Соседей больше нет.

А он, всё так же деловой,
Под скрежет, свист и стук
Бежит, качая головой.
Такой вот странный жук.
Что сегодня на обед
Ехал старый драндулет.
Вёз на кухню семь котлет,
Две бутылки лимонада
И салфетки (если надо).

Африканские слоны
На спине везли блины
И тащили на тележке
Ароматные пельмешки.

С ценным грузом сладких блюд
За слонами шёл верблюд.
Мы на кухне всё изучим,
Чем же был верблюд навьючен.
По поверхности земли
Две улитки проползли.
Угадайте с трёх попыток,
Что в карманах у улиток?

Мы пытались — не смогли,
Что же там они везли.
Но без шума и без спора
Обнаружим очень скоро.

Мама даст на всё ответ,
Что сегодня на обед?
Жадины
Весёлая муха под солнцем горячим
Стучится в окошко: — Откройте скорей!..
Окошко откроем, но ягоды спрячем,
И лук будем резать, который порей.

Весёлая муха нахмурилась тучей
(Вот только что ягоды видела здесь!)
И стала назойливо в ухо канючить:
— Ну, дайте хоть ягодку. Знаю что есть.

— Что было, то съели, что съели — пропало, —
Сказали мы мухе, причмокнув губой,
— Самим, понимаешь ли, сладкого мало,
А тут ещё надо делиться с тобой.
— Понятно, понятно, вы — жадины, значит.
Я это запомню, в блокнот запишу
И отдых ваш летний испорчу на даче,
И ночью кого-нибудь в нос укушу.
Сардины
Громко спорили сардины:
— Где у моря середина?
Кто окажется на ней
Будет в море всех главней.

Но пока они шумели,
Отнесла волна их к мели
И всего в один бросок
Зашвырнула на песок.

Если с видом очень умным
Хочешь спорить с кем-то шумно
У кого-то на пути,
Лучше тихо отойди.
Кот и пылесос
Кот со шкафа смотрит косо
С возмущением большим.
Кот боится пылесоса
До глубин своей души.

Кот от страха еле дышит.
Не дышал бы, если б мог.
Кот забрался бы повыше,
Только выше потолок.
Но как только отключили
Этот шумный механизм,
Оживился кот Василий
И тихонько спрыгнул вниз.

Подошёл к железной штуке
Возмущаясь и шипя:
— Что, боишься кошек? Ну-ка,
Кто здесь главный? Главный — я!

Подлечить неплохо б нервы,
Чтоб сберечь себя от бед.
Кот зевнул и самый первый
Устремился на обед.
Страшно
На ёлке высокой, на самой макушке
Огромная шишка держала на мушке
Всех тех, что под ёлкой шатался без дела,
И сверху свалиться ужасно хотела.

И дикие пчёлы кусаться не прочь бы,
И за ногу корни схватили б из почвы,
И звери лесные, укрывшись в засаде,
Дождались меня и напали бы сзади.

И ветер бы дунул без всякого смысла,
И снег бы нападал, и дождик бы прыснул
И кто-нибудь страшно бы ухнул над ухом,
А после зудел надоедливой мухой.

Я в лес не пойду, я ни шагу в чащобу.
Меня не заманишь грибами. Ещё бы!
Про ягоды тоже не надо бы басней.
Мне дома сидеть одному безопасней.
Есть в кухне еда, и набитые полки,
А  в ваших лесах — крокодилы и волки.
И даже туда на руках не носите!
Ведь я хомячок. Ну, чего вы хотите?
О дружбе
Дождик капли лил поштучно,
Под дождём мне было скучно.
Кто бы другом мне бы стал?
Я грустить бы перестал.

Мне ответил кот учёный
— В этом деле не при чём он.
Будто занят сильно, вишь,
Размышляет он про мышь.

Мне ответил пёс служивый:
— Не до жиру, быть бы живу.
Да ещё, при всём при том,
Сторожить сказали дом.

Мне ответил чёрный ворон,
Что в душе — карманный вор он,
И его терзает страсть —
У меня часы украсть.

Я расстроен словом резким.
Мне дружить сегодня не с кем.
Вот пойду сейчас к волкам
И скажу волкам «welcome»!

(«Welcome» — «добро пожаловать» по-английски,
 читать тут нужно с ударением на втором слоге: «вэлкАм»)
Улитки
Под лампочкой тусклой старушка-улитка
Вдевала в иголку суровую нитку.
Старушка была исключительно зла —
Суровая нитка в иголку не шла.

Позвали на помощь улитку моложе,
Но нитка в иголку нисколько не вхожа.
Ни быстрым движеньем, ни даже тишком
Никак не попасть им иголке в ушко.
Оборваны блузки, изношены юбки,
Надули улитки обиженно губки:
— Ах, вот как! Ах, вот как! Противная нить!
Не будем мы больше костюмы носить!

А шкафчик с одеждой возьмём на закорки
И медленно, медленно спустимся с горки.
Когда-нибудь летом, а может весной
Найдётся в округе хороший портной.
А вот, говорят
Говорят,  в Антарктиде пингвины
Пьют холодные соки и вина,
Напиваются пьяными часто
И гуляют босыми по насту.



Говорят, Австралийские пони
Лежебоки и страшные сони.
Постоянно ложатся в пески там
И хвостом отгоняют москитов.

А в Малайзии тигры кудрявы.
В эти слухи не верите зря вы.
Представляю, как бедным им тяжко
Обдирать об колючки кудряшки.

Говорят, есть корова в Бомбее,
Обращаются вежливо с нею.
Мол, простите, позвольте, корова,
Предложить с кукурузой ведро вам.

Говорят, что в горах Колорадо
Комарам из России не рады.
Хорошо хоть не шатко, не валко
Их пугают резиновой палкой.
А ещё я слыхал, что в Корее
Ловят белок и налысо бреют,
А из беличьей пряжи и шерсти
Вяжут шапочки для путешествий.

Говорят, будто псы в Гималаях
Не рычат на чужих и не лают,
Подойдут исключительно молча
И кусают за пятки по-волчьи.

Говорят, будто в джунглях Лаоса
Обитают огромные осы.
И таких габаритов немалых,
Что никто ни одной не поймал их.

А ещё, хоть и был далеко я,
Мне сказали чего-то такое—
Будто там кое-где у кого-то
Что-то есть интересное. То-то!