«Schwarzbraun ist die Haselnuss…»

Вроде бы началось лето, но за окном дождливо и холодно. Удивительное дело, но, вспоминая детство, я не могу припомнить ни одного холодного летнего дня. Солнце, жара, пыль. Дождь помню только один, но какой-то странный дождь, никогда потом не видел такого: совершенно резкая граница между дождём и солнцем, можно было встать так, чтобы дождь лил на тебя лишь с правого бока. Или с левого.

Помню пионерский лагерь, кино в столовой по вечерам — кино непременно «про шпионов», чуть подсохший кусок хлеба под подушкой, хлеба не белого и не чёрного, но очень вкусного. Футбол, линейки по утрам, велосипедные походы вдоль шоссе, игры в лесу, спевки на «эстраде».

Как я теперь понимаю, у нас там был странный песенный репертуар. «А для тебя, родная, есть почта полевая…», «Кто под красным знаменем, раненный, идёт…», непременное «Близится эра светлых годов…» и тому подобное. Однажды немногословный старший товарищ с аккордеоном показал нам совершенно другую песню, которая мне сразу понравилась, понравилась настолько, что ещё много месяцев спустя я часто её вспоминал и напевал вполголоса. В ней были примерно такие слова:

Я, ребята, загорел
Как лесной коричневый орех.
Я и ловок, я и смел,
Веселее всех.

Больше ничего не помню, только мелодию — бодрую и красивую. Вот эта мелодия:

Я сказал, что у нас был «странный песенный репертуар»? Да, пожалуй… У этой песни очень долгая история и поистине народные корни, но вот какое дело: ближе всего по времени к очаровательной пионерской песне моего детства была, как ни странно, вот эта излюбленная маршевая песня германского вермахта:

Schwarzbraun ist die Haselnuss,
Schwarzbraun bin auch ich, bin auch ich.
Schwarzbraun muss mein Maedel sein —
Gerade so wie ich.

Duvi du duvi duvi di ha ha ha!
Duvi du duvi duvi di ha ha ha!
Duvi du duvi duvi di ha ha ha!
Duvi du duvi duvi di.

Kernig ist die Haselnuss,
Kernig bin auch ich, bin auch ich.
Wenn ich eine heiraten tu,
So muss sie sein wie ich.

Duvi du duvi duvi di ha ha ha!
Duvi du duvi duvi di ha ha ha!
Duvi du duvi duvi di ha ha ha!
Duvi du duvi duvi di.

Чтобы в полной мере почувствовать упомянутую выше «странность», послушайте песню вот в таком исполнении:

Наша заметка о другой красивой песне, «Wenn die Soldaten durch die Stadt marschieren…», начиналась такими словами:

Когда в памяти возникает эта маршевая песня, то невольно представляешь себе беспощадное июльское солнце, пыльную степную дорогу, сожжённую траву, сожжённые дома, шагающих бодрых молодчиков с закатанными рукавами и со «шмайсерами» наперевес…

Не кажется ли вам, что и здесь поют те же самые «молодчики»? Незамысловатый «текст» припева приведён весьма условно, ибо очень трудно передать на бумаге все те рулады и переливы, которые самозабвенно выводят поющие. Да и слова-то, в принципе, самые простые:

Лесной орех чёрно-коричневый,
И я тоже чёрно-коричневый,
И девушка моя должна быть
чёрно-коричневой —
Ну, совсем как я.

Дуви ду дуви дуви ди ха ха ха!
…

Лесной орех крепок,
И я тоже крепок.
И когда я женюсь,
она должна быть такой же,
как я.

Дуви ду дуви дуви ди ха ха ха!

Проще не придумаешь (есть, правда, и ещё два куплета аналогичного содержания, которые отсутствуют в приведённой выше фонограмме). Именно в таком виде мы видим текст песни в сборнике «Солнце для нас не заходит. Песни Гитлерюгенда» (Дуйсбург, 1934 год).

В сущности, обе эти песни, «Wenn die Soldaten durch die Stadt marschieren…» и «Schwarzbraun ist die Haselnuss…», — словно близнецы. Одинаково красивые, одинаково бесхитростные и одинаково старые. О «Schwarzbraun ist die Haselnuss…» — как о песне народной — ещё в конце XVIII века, после путешествия по Швейцарии, упоминает, в частности, Карл Шпацир. На всём протяжении XIX столетия легко прослеживаются косметические изменения в первой строфе и, конечно, в роскошном припеве. А сам по себе образ «чёрно-коричневой девушки» известен по многим народным песням ещё с XVI века! Он отождествлялся с типом активным, динамичным, не чурающимся сексуальных удовольствий — в противоположность типу неприступной анемичной блондинки.

Безо всякого приказа песня была популярной в солдатской среде, и в этом качестве она включалась в песенные сборники по заявкам вермахта. Послушайте её начало уже не в стиле походного марша, а в виде сентиментальной песенки (запись 30-х годов):

Естественно, столь удачно найденная цепочка — лесной орех, я сам и моя девушка — никак не могла остаться без внимания солдатских балагуров. Так, в мае 1939 года некто обер-канонир Мюллер записал следующую вариацию первой строфы:

Vollfett ist die Leberwurst,
Vollfett bin auch ich.
Vollfett muss mein Maedel sein —
Gerade so wie ich.
Ливерная колбаса жирная,
И я тоже жирный,
И девушка моя должна быть жирной —
Ну, совсем как я.

Общая идея оказалась чрезвычайно плодотворной. Вот ещё один вариант первой строфы, отмеченный наблюдательным Мюллером:

Haarig ist die Kokosnuss,
Haarig bin auch ich.
Haarig muss mein Maedel sein —
Gerade so wie ich.
Кокосовый орех волосатый,
И я тоже волосатый,
И девушка моя должна быть волосатой —
Ну, совсем как я.

Представляете, куда завела «молодчиков» их фантазия, когда они вдруг осознали, что «швейцарский сыр дырявый»?..

Впрочем, эта народная песня помогала людям выживать и в куда более печальных обстоятельствах. Мы находим её, например, в изданной в 1980 году «Книге лагерных песен. Песни, спетые, собранные и написанные в концентрационном лагере Заксенхаузен близ Берлина в 1942 году»…

Но вот, наконец, закончилась война, это массовое помешательство. И всё встало на свои места. Песню «Schwarzbraun ist die Haselnuss…» по-прежнему любят и поют, как любили и пели её в течение нескольких столетий. Обязательно послушайте вот это современное и такое приятное исполнение старой народной песенки в обработке Детлефа Кордеса:

Schwarzbraun ist die Haselnuss,
Schwarzbraun bin auch ich, bin auch ich,
Schwarzbraun muss mein Maedel sein —
Gerade so wie du.

Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi du.

S'Maderl hat mir Busserl geben,
Hat mich schwer gekraenkt, schwer gekraenkt,
Hab's ihr aber wieder gegeben —
Ich will ja nichts geschenkt.

Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi du.

S'Maderl hat nicht Hof noch Haus,
S'Maderl hat kein Geld, hat kein Geld,
Doch ich geb sie nicht heraus —
Fuer alles in der Welt.

Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi, juvi, juvi du, juvi du,
Juvi du, juvi du.

И последнее. Помимо вариаций первой строфы, отмеченных ещё упомянутым выше герром Мюллером, существует много и других пародий на песню «Schwarzbraun ist die Haselnuss…» и в связи с ней, что также свидетельствует об её немалой популярности. Взгляните, например, на шутливый «анализ» её содержания в этой короткой заметке под столь глубокомысленным названием «Holdri-o, juvivallerale-ra, ha-ha-ha» (по-немецки, но проблем с худо-бедно каким онлайн-переводом возникнуть не должно).

«Всё преходяще — музыка вечна».

Валентин Антонов, май 2006 года