«Тоска по Родине».

Чёрная кошка в тёмной комнате

(начало)

Давайте послушаем марш, который называется «Тоска по Родине» — один из самых красивых, самых знаменитых и самых загадочных наших маршей:

Марш «Тоска по Родине» (грамзапись Zonophone-X-60713 — июнь 1906 года)

Когда мы с вами занимались происхождением и датировкой «Авиамарша», у нас, по крайней мере, была уверенность относительно того, кто его авторы: помимо композитора Юлия Хайта и поэта Павла Германа, других претендентов на авторство у «Авиамарша» не было. Ситуацию же с «Тоской по Родине» можно охарактеризовать одним простым и ёмким словом — беспредел. То, что никто и понятия не имеет, когда этот марш был написан, — это уж само собой. Но ведь, как это ни странно, никто не имеет ни малейшего понятия и о том, какую, собственно говоря, фамилию указывать в качестве автора. И не то чтобы у «Тоски по Родине» вообще не было авторов — вовсе нет! Проблема заключается как раз в том, что авторами известнейшего марша (по своей известности «Тоска по Родине» если и уступает знаменитому маршу «Прощание славянки», то лишь совсем чуть-чуть) — авторами «Тоски по Родине» одновременно называют множество людей.

Проделайте эксперимент: наберите в поисковой строке фразу «Тоска по Родине». В качестве фамилий авторов вам предложат, на выбор, следующие фамилии: Д. Трифонов, Ф. Кроуп, Ф. Данкман, Я. Богорад, В. Флоров, А. (или С., или Н.) Трофимов, Л. Дунаев, а также А. Юнгманн, Э. Григ, китаец Ма Сы-цун и другие. Беспредел

Короче говоря, невольно приходит на ум одна из заключительных сцен кинокомедии «Берегись автомобиля». Хоть плачь, хоть смейся…

Кадр из фильма
«За всю многолетнюю практику у народного судьи не было
такого странного, парадоксального дела…»

Совершенно очевидно, что задача датировки и установления авторства марша «Тоска по Родине» является задачей крайне непростой: была б она более или менее простой — её бы попросту не было. Соответственно сложности задачи трудно ожидать, что в предлагаемой вашему вниманию статье она будет окончательно решена. Конечно, кое-что станет более понятным, кое-какие мифы превратятся лишь в мифы, кое-какие вопросы будут уточнены, а кое-какие — поставлены по-новому.

Всё мы будем делать вместе с вами: вместе смотреть документы, вместе думать, вместе разбираться. Потому что самое главное — это чтобы читателям было интересно. Потому что в этом случае всегда есть надежда на то, что именно с вашей, уважаемые читатели, помощью — загадку «Тоски по Родине» удастся, наконец, разгадать.

1. Перебираем старые грампластинки

Итак, исходные наши позиции: нам известно, что толком нам ничего не известно — ни кто написал популярный марш «Тоска по Родине», ни когда он был написан. По крайней мере, нас в этом уверяет Интернет. Конечно, мы не станем верить Интернету на слово, а обратимся к документам. Впрочем, информация о самых доступных документах находится тоже в Интернете: благодаря очень уважаемому сайту Russian-Records, который объединяет коллекционеров старых отечественных грампластинок. Туда мы прежде всего и заглянем, чтобы узнать: а какими граммофонными записями «Тоски по Родине» располагают коллекционеры? Причем, нас будут интересовать только самые старые, дореволюционные грампластинки — ведь нас и интересуют же самые-самые истоки, правда?..

На картинке вы видите этикетки грампластинок с записями «Тоски по Родине». Все эти грампластинки у коллекционеров имеются. Почти все они, за исключением одной-двух, выпущены до революции. Совершенно очевидно, что марш этот был чрезвычайно популярен уже в то время: об этом свидетельствует как количество грампластинок (а на картинке внизу представлены даже и не все сохранившиеся пластинки), так и разнообразие звукозаписывающих фирм, стремившихся ведь отнюдь не к пиару мелодии марша, а к получению хорошей прибыли на волне его популярности.

Грампластинки
Все эти грампластинки с дореволюционными записями «Тоски по Родине» имеются у коллекционеров

Большинство этих записей там же, на сайте Russian-Records, можно и прослушать, и скачать — это необычайно интересно, но сейчас нас интересует совсем другое: а что написано на этих этикетках? Быть может, там указана фамилия автора?.. Быть может, с помощью каких-то каталогов возможно по каким-нибудь номерам установить, когда именно была выпущена та или иная грампластинка?..

Увы. Почти на всех этих пластинках автор не указан. А есть ли там вообще какие-нибудь фамилии? Есть. Например, фамилии исполнителей и дирижёров. Так, на самой первой слева пластинке в верхнем ряду написано: «Тоска по родинѣ». Маршъ. Исп. Орк. Л.-Гв. Волынск. полка подъ упр. кап. В. А. Павелка».

Кое-что узнать об авторе возможно, однако, из сохранившихся каталогов. Например, на этикетке грампластинки фирмы «Экстрафон» (пятая слева в верхнем ряду) автор марша хотя и не указан («Тоска по родинѣ». Маршъ. Собств. Орк. «Экстрафонъ» подъ упр. кап. И. Ф. Соколова»), но указан каталожный номер 21803, напротив которого в дошедшем до наших дней «Полном каталоге общества Экстрафон по 1-го Мая 1914 года» читаем следующее:

21803 Тоска по родинѣ, маршъ — Кроупа.

Так. Марш — Кроупа. Коротко и понятно: автором марша «Тоска по Родине» является Кроуп. А кто это такой?.. Вы знаете?.. Нет?.. Вот и я не знаю. Кроуп — и всё тут…

Это был каталог фирмы «Экстрафон» (1914 год). В качестве автора называет Кроупа и каталог фирмы «Фаворит Рекорд» (1910 год). И вообще, чтоб сэкономить время, сразу же скажу: если граммофонщики и называют какую-нибудь фамилию, которую можно трактовать как фамилию автора марша, то они называют именно Кроупа — некоего композитора, о котором нам ничего более не известно. Таков первый вывод.

А что можно сказать о времени появления той или иной граммофонной записи? Ясное дело, что грамзаписи марша появились уж никак не позже 1910 года… а не раньше какого года?.. Что ж… исходя из той информации, которой располагают ныне коллекционеры грампластинок, можно с уверенностью утверждать только лишь одно: самые ранние из известных им записей были сделаны не позднее осени 1905 года.

Пластинок 1905 года на сайте Russian-Records мы не найдём (а запись, например, 1906 года вы прослушали в самом начале этой статьи). Но информация о них имеется в каталогах. Юрий Берников, проживающий ныне в США (создатель сайта Russian-Records) любезно предоставил мне выписку из Полного каталога русских записей компании «Граммофон», сделанных с 1899 по 1929 годы в России и за рубежом (огромную работу по созданию этого каталога проделал Алан Келли в сотрудничестве с лондонским EMI Music Archive). Вот что указано в каталоге Алана Келли относительно дореволюционных записей марша «Тоска по Родине»:

1) ORKESTR GRAMMOFON (BRUNO SEIDLER-WINKLER) (Berlin)
2-20502 2332k -05 Toska po rodine, marsh (Kroup) 60513
2) VOENNYI ORKESTR LEIB-GVARDII SEMENOVSKAGO POLKA (F SHOLLAR) (Pbg)
2-20513 2413k -05 Toska po rodine, marsh (Kroup arr Shollar) 60521
3) ORKESTR GRAMMOFON (V V VOLCHEK) (Moscow)
20637 3401L -05 Toska po rodine, Marsh (Kroup-Volchek) X-60583
4) SEIDLERS ORCHESTER (Berlin)
X-20778 4094h - -06 Toska po rodine (Heimweh), russischer Marsch
5) ORKESTR GRAMMOFON, solo na harmonike S L KOLOMENSKY (Pbg)
20672 4407h -4-06 Toska po rodine, marsh (Kroup)
6) ORKESTR GRAMMOFON (BRUNO SEIDLER-WINKLER)
20675 1162r -6-06 Toska po rodine, marsh (Kroup arr V V Volchek)	X-60713
7) ORKESTR GARMONIYA (V S VARSHAVSKY) (Moscow)
20708' 2788r -07 Toska po rodine, Marsh (Kroup)	X-60631
8) VASILEV i KRISH (Chromatic harmonica duet) (Pbg)
28207 6340L -07 Toska po rodine, marsh (Kroup) X-68515
9) SOBSTVENNYI DUKHOVNYI ORKESTR (V Y MORSKOY) (Pbg)
20835 1154ab 10-6-09 Toska po rodine, Marsh (Kroup) X-60778
10) ORKESTR BLAS (Pbg)
2-20761 18349b 22-11-13 Toska po rodine, marsh (Kroup) P385
11) RUSSKIY KHOR (I V POZNANSKY) (Moscow)
3-24612 6553L Toska po rodine X-2-64650
12) CARL GRUNOW (tubaphone solo) (o BRUNO SEIDLER-WINKLER) (Berlin)
29299 2110ab 16-2-10 Toska po rodine, Marsh (Kroup) X-69278

Для каждой грамзаписи приведены исполнители (оркестры, дирижёры, певцы), подробная информация о матричных и иных номерах, дата и место записи, фамилия автора марша (и, если есть, аранжировщика). Даты и фамилии автора (и аранжировщика) выделены жёлтым цветом.

Получается, что крупнейшая и очень авторитетная фирма «Граммофон» уверенно считала автором марша неизвестного нам Кроупа: фамилии Shollar (Шоллар) и Volchek (Волчек) — это фамилии аранжировщиков, о чём недвусмысленно говорит нам пометка «arr» перед ними (Ф. Шоллар руководил оркестром лейб-гвардии Семёновского полка, а В. Волчек — собственным оркестром фирмы «Граммофон»).

Далее: самые ранние записи фирмы «Граммофон» датированы 1905 годом — тогда были выполнены три записи. Анализируя матричные номера, можно даже сделать и более точную датировку этих первых записей. Предоставим слово специалисту. Юрий Берников:

К сожалению, у Келли не указаны точные даты первых записей — только год, но можно попытаться кое-что сделать. По его данным, матрица 2292k была записана Францем Хампе (Franz Hampe) в Кёльне приблизительно в августе 1905 года. После этого Хампе отправился в Петербург и записал 127 семидюймовых матриц (c 2293k до 2420k) и 166 десятидюймовых (с 3341L до 3507L) — всего 293 матрицы.

Потом он поехал в Варшаву и записал ещё 62 семидюймовых (с 2421k до 2483k) и 137 десятидюймовых (с 3508L до 3645L) — всего 199. Получается, что на 500 записей ушло четыре месяца: с начала сентября до конца декабря — около четырёх записей в день.

2332k отстоит от 2292k на 40 номеров — значит, она была сделана примерно на десятый день после начала петербургской сессии, где-то в середине сентября. Вторая пластинка была записана в той же сессии. Её матрица 2413k отстоит от 2292k на 121 номер — значит, она была сделана на тридцатый день после начала сессии, где-то в начале октября. Третья пластинка имеет матрицу 3401L — она отстоит от 3341L на 60 номеров и, следовательно, была записана тоже в середине сентября.

Окончательный вывод: все три пластинки были записаны одним и тем же звукотехником в течении одной и той же сессии в Петербурге в сентябре-октябре 1905 года.

Интересно, что у двух из них дирижёры оркестров также указаны и в качестве аранжировщиков, но композитором всегда указан Кроуп!..

Я специально привёл эту длинную цитату, чтобы вы поняли, насколько, как говорится, тернистым бывает иной раз путь к истине…

Вообще, сухие строчки каталогов способны порою рассказать нам много интересного. Возьмём, к примеру, ту грамзапись «Тоски по Родине», которую вы прослушали в самом начале этой статьи. На этикетке пластинки с этой записью читаем: «Тоска по родинѣ. Маршъ Кроупа. Оркестръ «Зонофонъ» X-60713». Фирма «Zonophone Record» — это всё тот же «Граммофон». В приведённом выше списке мы легко находим информацию о записи с номером X-60713 (шестая позиция в нашем списке): запись эта была сделана в июне 1906 года, марш прозвучал в аранжировке В. В. Волчека (Кроуп же, по-видимому, считается тут автором), а дирижировал тогда оркестром Бруно Зейдлер-Винклер.

Бруно Зейдлер-Винклер Говоря в скобках: жизнь иногда выписывает удивительные зигзаги. Когда в 1906 году, в Санкт-Петербурге, делалась эта запись, дирижёру Бруно Зейдлер-Винклеру было почти 36 лет. Он прожил долгую жизнь. Двадцать лет, с 1903 года, работал на фирме «Граммофон», до прихода нацистов к власти руководил оркестром Берлинского радио. В качестве руководителя оркестра сделал в 30-е годы немало известнейших записей — в частности, именно с его оркестром Лале Андерсен в 1939 году впервые записала песню «Лили Марлен», ставшую вскоре «шлягером всех времён и народов». Не менее известна и другая песня, которую записал, и тоже в 1939 году, оркестр Бруно Зейдлер-Винклера — знаменитая «Эрика», один из наиболее популярных в нацистской Германии военных маршей.

В 1906 году Бруно Зейдлер-Винклер сделал одну из самых первых записей знаменитого русского марша «Тоска по Родине». В 1939 году он же сделал одну из самых первых записей «Эрики», знаменитого марша нацистской Германии. Жизнь иногда выписывает удивительные зигзаги…

Прежде чем с сожалением оторваться от старинных грампластинок, давайте послушаем одну известную запись «Тоски по Родине». Она была сделана в Нью-Йорке в мае 1921 года. На этот раз это будет песня — автор её текста (написанного, кстати, не позднее 1909 года) предпочёл укрыться за аббревиатурой Альб. Кл-о. Песня-марш звучит в исполнении Давида Медова:

В чужбине дальней я грущу
По родине моей любимой,
Везде красу её ищу,
О ней тоскую нестерпимо.
Всегда я к ней несусь душой,
Живу о ней воспоминаньем,
Возврата в край любимый мой
Я жду с горячим упованьем.
Мне мил простор родных полей,
Лесов задумчивый наряд,
Лугов пьяняший аромат
И даль безбрежная степей.
Люблю метелей жуткий вой
И гладь алмазную снегов,
Люблю я раннею весной
Внимать журчанью ручейков.
Ах, если б крылья я имел,
В родной бы край я улетел.
Туда, где сердцу всё мило,
Всё так отрадно и светло.
Увы! Я должен быть вдали
От дорогой, родной земли,
В скитаньях по стране чужой
Лишь жить одной о ней мечтой.

Песня «Тоска по Родине» на слова Альб. Кл-о (грамзапись Columbia 87400)

Что ж, подводим промежуточные итоги? Первые три грамзаписи марша «Тоска по Родине» (по крайней мере, записи, сделанные очень крупной фирмой «Граммофон») были выполнены в Петербурге ранней осенью 1905 года. И об авторе марша: уже в сентябре 1905 года фирма «Граммофон» считала его автором некоего неизвестного нам Кроупа. Впоследствии и другие звукозаписывающие фирмы тоже называли автором марша — всё того же Кроупа.

Это, по-видимому, всё, о чём нам сегодня могут поведать старые граммофонные пластинки. Что ж… посмотрим теперь, о чём нам расскажут старые нотные издания марша…

2. Листаем старые ноты: Кроуп — с диезом и без

Вообще говоря, поиск нотных изданий «Тоски по Родине» в каталогах двух крупнейших библиотек России и Украины — Российской государственной библиотеки (РГБ, «Ленинки») и Национальной библиотеки Украины имени В. И. Вернадского (НБУВ) — приведёт нас к списку из более чем сотни позиций. Но нас ведь интересуют не абы какие издания и не абы какой «Тоски по Родине», а дореволюционные издания нашего знаменитого марша — пусть и чуточку в различной музыкальной обработке, но с одной и той же легко узнаваемой мелодией. Поэтому мы сразу же вычеркнем из длинного списка творения А. Юнгманна, Э. Грига, Ма Сы-цуна, Шостаковича и так далее: быть может, вы удивитесь, но чувство «тоски по родине» оказалось органически присуще людям самых разных национальностей и, кажется, во все времена (часто можно встретить немецкий термин «Heimweh» — вот оно то самое и есть, это чувство). Из оставшегося мы вычеркнем все советские издания, а также те дореволюционные, на которых, пусть даже и где-нибудь в уголочке, написано «Петроградъ» (так Петербург стал называться с сентября 1914 года, а ведь мы уже знаем, что марш был популярен гораздо раньше). Точнее, такие издания мы не совсем вычеркнем, а лишь будем их «иметь в виду» — мало ли что… а вдруг нам ещё придётся их с чем-нибудь сравнить.

И сколько же останется тогда в нашем списке? А сравнительно немного останется: около двух десятков — как правило, без указания года издания. Другими словами, для взятых наугад из нашего списка любых двух изданий мы, как правило, не можем даже сказать, которое из них появилось раньше другого.

Уже при беглом просмотре этих старых нот выясняется поразительная вещь. Фактически, в подавляющем большинстве изданий отнюдь не скрывается, что написанные на их титульных листах фамилии — это фамилии вовсе не авторов марша, а всего лишь авторов переложений и аранжировок. И Б. Клинов, и С. Вернер, и А. Семёнов, и В. Николаев, и М. Штейнберг, и Н. Тивольский, и — внимание! — Ф. Кроуп — все они обозначены в нотных изданиях «Тоски по Родине» не авторами этого марша, а всего лишь авторами его музыкальных переложений и аранжировок. Есть несколько изданий вообще без указания фамилий, и есть издания, где в качестве аранжировщика указаны одни лишь инициалы (А. Ф. и П. А. Г.). Наконец, есть в нашем списке и два таких издания, где указанные на их обложках фамилии (Ф. Ф. Данкман и Д. М. Трифонов) могли бы, в принципе, претендовать на то, чтобы оказаться фамилиями авторов.

Для большинства из тех, чьи фамилии здесь упомянуты, «прикосновение» к мелодии марша «Тоска по Родине» — не более чем эпизод (например, в каталоге РГБ найдётся немало произведений Ф. Ф. Данкмана). Но есть и такие, о которых мы не знаем практически ничего. Мы не знаем, кто скрывается за инициалами А. Ф. и П. А. Г. Мы не знаем, кто такой Д. М. Трифонов и кто такой Ф. Кроуп — кроме «Тоски по Родине», никаких других произведений этих музыкантов в библиотеках нет.

Задача, которую мы вначале поставим перед собой, не представляется слишком амбициозной. Во-первых, мы попробуем, насколько это сейчас возможно, датировать некоторые нотные издания из нашего списка. Во-вторых, постараемся несколько ближе познакомиться с теми людьми, фамилии или инициалы которых на этих изданиях проставлены.

И начнём мы, конечно, с тех изданий, где есть ссылка на Кроупа. В самом деле, как могло так получиться, что граммофонщики стали считать автором марша именно Кроупа? Да и вообще: откуда он взялся, этот Кроуп? И кто он такой? И почему имя этого композитора, которого и теперь ещё очень и очень многие считают автором знаменитого и такого красивого марша «Тоска по Родине», вы нигде — за исключением именно «Тоски по Родине» — не встретите в каталогах даже крупнейших библиотек?.. И вообще: реальное ли это лицо? Быть может, это всего лишь псевдоним?.. Давайте разбираться.

Итак, какими же нотными изданиями, в которых есть ссылка на Ф. Кроупа, мы вообще располагаем? Вот наши исходные позиции:

1) Издание, на титульном листе которого обозначено: «29-я тысяча».
Недавно оно объявлялось к продаже антикварно-букинистическим магазином
«Сибирская горница» и было продано (очевидно, за 200 рублей).
2) Издание, на титульном листе которого обозначено: «31-я тысяча».
Недавно его сканы разместил в своём блоге Станислав Серапинас из Москвы.
3) Издание, на титульном листе которого обозначено: «22-е издание».
Имеется в фондах Российской государственной библиотеки.
4) Единственное издание с текстом («Слова Горзашевскаго»).
На титульном листе упомянут Кроуп («Переложенiе Ф. Е. Кроупа»),
а непосредственно перед нотами написано: «Переложенiе П. А. Г.»
Имеется в фондах Российской государственной библиотеки.
5) Издание, на титульном листе которого обозначено: «4-е издание».
Имеется в фондах Российской государственной библиотеки.
6) Издание, на титульном листе которого обозначено: «5-е издание».
Имеется в фондах Российской государственной библиотеки.

Всё. Больше с Кроупом ничего нет (точнее, никакие другие издания лично мне не известны). И чтобы вы имели представления о том, как все эти издания выглядят, взгляните на фотокопии титульных листов «29-й тысячи» и «31-й тысячи»:

Титульный лист «29-й тысячи» Титульный лист «31-й тысячи»

Если вы заметили, на этих картинках внизу написано: «Собственность издателя». И указан этот самый издатель: «Музыкальный магазинъ Н. Маречекъ въ Харьковѣ». Так вот: это общее правило. Все перечисленные выше издания с Кроупом были выпущены в Харькове фирмой «Н. Маречек». Точнее, на титульных листах «4-го издания» и «5-го издания» фигурирует не «Н. Маречек», а «Е. В. Горбунов и К°», но это не должно вводить нас в заблуждение: и «4-е издание», и «5-е издание» были выпущены гораздо позже остальных — по готовым макетам и нотным доскам фирмы «Н. Маречек».

Это можно утверждать по совокупности следующих фактов. Во-первых, титульные листы «4-го издания» и «5-го издания», за исключением замены «Н. Маречек» на «Е. В. Горбунов и К°», выглядят одинаково. Во-вторых, харьковский адрес упомянутых фирм указан один и тот же: Московская, 18. В-третьих, реклама на последних страницах «4-го издания» и «5-го издания» непосредственно продолжает абсолютно такую же рекламу в «22-ом издании» и в «П. А. Г.», но если в «22-ом издании» рекламируемые там музыкальные произведения имеют номера с 1 по 36, а в «П. А. Г.» — с 1 по 37, то в «4-ом издании» и в «5-ом издании» список рекламируемых произведений значительно расширен: номера с 1 по 62. В-четвёртых, даже номера нотных досок, даже литерное их сопровождение в «4-ом издании» и в «5-ом издании» абсолютно такие же, как в изданиях фирмы «Н. Маречек» (буквы в «Н. 110 М.» и означают — «Н. Маречек»):

Нотная доска 5-го издания
Заключительные такты «5-ого издания» фирмы «Е. В. Горбунов и К°»: нотный рисунок, номер нотной
доски и его литерное сопровождение полностью соответствуют «22-му изданию» фирмы «Н. Маречек»

Наконец, в-пятых: «4-е издание» и «5-е издание» были выпущены уже после начала Первой мировой войны, поскольку в них есть ссылка не на Санкт-Петербург, а на Петроград. Более того, на том экземпляре «4-го издания», который имеется в РГБ, присутствует библиотечный штамп, из которого следует, что экземпляр этот был зарегистрирован в библиотеке в 1916 году.

Короче говоря, создаётся такое впечатление, что фирма «Е. В. Горбунов и К°» попросту приняла на свой баланс всё хозяйство фирмы «Н. Маречек», включая и помещение харьковского магазина, и нотные доски, и всё прочее. Таким образом, можно, по-видимому, утвержать, что нотные издания с переложением Кроупа выпускались и распространялись в России только лишь фирмой «Н. Маречек» — выпускались они много раз и немалыми тиражами.

Далее. На основании упомянутых выше рекламных списков можно установить следующую относительную датировку: вначале появилось «22-е издание», потом «Слова Горзашевскаго», потом «4-е издание» и вскоре после него — «5-е издание».

Кстати, а не хотите ли взглянуть на «слова Горзашевскаго»? Вот какой текст предлагалось там петь на мелодию марша «Тоска по Родине» (орфография источника соблюдена):

Въ дали отъ родины моей
Въ дали отъ жизни вольной
сижу подъ бременемъ цѣпей
Въ тюрьмѣ сырой и темной.

Мракъ тьмы сырой ужастный
Въ моей темницѣ такъ и бродитъ
на трупъ мой живой несчастный
Все скуку грусть наводитъ

на волѣ лѣсъ кудрявъ шумитъ
на волѣ солнышко блеститъ
на волѣ птички всѣ распѣваютъ
и волей каждый дорожитъ.
а я у мертвыхъ стѣнъ забытъ
забытъ природой и людьми
о какъ душа моя болитъ
о гдѣ спасенья мнѣ найти.

Окно мое железное
В глухой стенѣ торчитъ
что было мнѣ любезное
отъ всѣхъ я здѣсь сейчас сокрытъ

Жена моя меня утопила
я долженъ вѣкъ въ тюрьмѣ страдать
родня давно меня забыла
забыли всё и сватъ и братъ

Нотный текст издания со «словами Горзашевскаго» — это, фактически, то же самое «переложение Кроупа», что и в «22-ом издании», в «4-ом издании» и в «5-ом издании», и пометка «переложение П. А. Г.» (перед нотами) относится, очевидно, лишь к партии голоса. (Говоря в скобках: а кто такой этот П. А. Г.?.. Не знаю. Быть может, это композитор П. А. Гапон? Автор известного и в наше время романса «Оборванные струны»?.. Не знаю. Впрочем, это не так уж и важно.)

Теперь, что же творится у нас с «29-й тысячей» и с «31-й тысячей»? А творится с ними нечто совершенно неожиданное. И по расположению нот на листе, и по номеру нотной доски (Н. 110 М.) они полностью идентичны, например, «22-му изданию», но за одним малюсеньким исключением. Взгляните на картинку с заключительными тактами «31-й тысячи» и сравните её с предыдущей картинкой:

Заключительные такты «31-й тысячи»
Заключительные такты «31-й тысячи»: сравните с «22-м изданием» и, как говорится, найдите одно отличие

Соответствующий фрагмент я тут заключил в рамочку. Видите? В «31-й тысяче» там присутствует знак диеза, а в «22-м издании» этого диеза нет. Всё остальное на 100% совпадает, даже чисто музыкальные описки тут и там одни и те же, и номера нотных досок одни и те же — и только лишь одно различие: в диезе. В диезе, который, кстати говоря, там и должен быть. Если его нет, то музыкант всё равно проиграет этот фрагмент так, как надо.

Что же получается? Получается, что на каком-то очередном переиздании марша фирмой «Н. Маречек» в её нотную доску «Н. 110 М.» вкралась опечатка (выпал один диез), которая затем прошла незамеченной через все последующие перепечатки вплоть до значительно более поздних переизданий марша фирмой «Е. В. Горбунов и К°».

Учитывая отсутствие диеза в поздних изданиях Горбунова, приходится признать весьма высокой вероятность следующей относительной датировки «переложения Кроупа»: сперва появилась «29-я тысяча», потом «31-я тысяча», потом «22-е издание», за которым вскоре последовали «Слова Горзашевскаго» (всё это — фирма «Н. Маречек»), а затем — «4-е издание» и «5-е издание» фирмы «Е. В. Горбунов и К°» (преемницы фирмы «Н. Маречек»).

В принципе, всё это вполне возможно. Вначале переиздания считали по тысячам (29-я тысяча, 31-я тысяча), потом стали считать уже по самим изданиям (22-е издание). К примеру, если тираж одного издания составлял, скажем, 2 тысячи экземпляров, то 29-я тысяча примерно соответствует 15-му изданию, а 31-я тысяча — 16-му изданию.

Замечательно. Но это датировка относительная. А как быть с абсолютной? Ну, хорошо: «5-е издание» появилось где-то во время войны, после августа 1914 года и до 1916 года (помните библиотечный штамп?). Замечательно. А вот в какие примерно годы харьковская фирма «Н. Маречек» штамповала свои ноты с диезом?..

Ответ на этот вопрос мы найдём вовсе не в Харькове, а в Санкт-Петербурге. Именно там объявилось издание «переложения Кроупа с диезом», которое совершенно идентично (включая все прочие их музыкальные погрешности) харьковским изданиям фирмы «Н. Маречек», но которое, однако, ни на какого такого Кроупа не ссылается. И вот это-то издание мы с вами сможем датировать.

3. Листаем старые ноты: «Кроуп» — это А. Ф.?!.

Среди прочих дореволюционных изданий «Тоски по Родине» имеется одно очень странное. От остальных оно отличается, если можно так выразиться, своей повышенной скромностью: на его титульном листе вообще нет никаких фамилий авторов или аранжировщиков, а внутри, непосредственно перед нотами, там имеется скромная пометка: «Арр. А. Ф.». […]

Валентин Антонов, апрель-июнь 2011 года

Перейти к продолжению статьи