«Ты мне, Родина родная, вольной волей дорога»

Галина Ненашева

Рассказ о русской советской певице Галине Ненашевой

Русская певица Галина Алексеевна Ненашева — русская, каких мало. Напевные, величавые, иногда торжественные, иногда просто очень душевные песни в её исполнении, её мощно, сильно, широко звучащий низкий голос в сопровождении оркестра… Признаюсь, в те давние времена мне нравились другие певицы — более камерные, более приближенные к слушателям — чьи голоса и песни соответствовали моему мироощущению, моим ожиданиям, моим девичьим мечтам о будущем. Тогда Галина Ненашева была для меня некой составляющей официоза, бесчисленных праздничных концертов к датам. И только сейчас, вернувшись к её творчеству, послушав её песни, вдумавшись в смысл того, о чём она тогда пела, я поняла, насколько мне не хватает именно этих песен, этих стихов, этих ощущений, вызываемых во мне воистину русской певицей Галиной Ненашевой, этнической украинкой Галиной Семененко.

Белая лебедь

Мне белая вьюга уронит в ладони
Перо с крыла.
И ветры заплачут о снежном раздолье —
Зима пришла.
Сугробы стелить и в окошко ломиться
начнёт она,
Hо чудиться будет,
Но будет мне сниться весна.

Будто она из странствий дальних
К нам возвратилась вновь,
Словно девчонки в платьях бальных
Яблони вышли в ночь.
Вот и опять они нарядны,
Верят они, что счастье рядом,
Снова надеждой сердца их полны.
И не зима в просторах наших,
То в небесах крылами машет
Белая лебедь — подруга весны.

И льдины растают, и высушит ветер
Следы пурги.
И снова разбудят меня на рассвете
Весны шаги.
И песни повадятся бегать от окон
К речной косе,
И вымахнут травы, и звёзды промокнут
В росе.
Будто весна из странствий дальних
К нам возвратилась вновь,
Словно девчонки в платьях бальных
Яблони вышли в ночь.
Вот и опять они нарядны,
Верят они, что счастье рядом,
Снова надеждой сердца их полны.
И не зима в просторах наших,
То в небесах крылами машет
Белая лебедь — подруга весны.

Как будто вчера лишь над синей водою
Сирень цвела,
Hо вдруг уронила мне вьюга в ладони
Перо с крыла.
Сугробы стелить и в окошко ломиться
Hачнёт она,
Hо чудиться будет,
И всё будет сниться весна.

Будто она из странствий дальних
К нам возвратилась вновь,
Словно девчонки в платьях бальных
Яблони вышли в ночь.
Вот и опять они нарядны,
Верят они, что счастье рядом,
Снова надеждой сердца их полны.
И не зима в просторах наших,
То в небесах крылами машет
Белая лебедь — подруга весны.

Песня «Белая лебедь» (по этой ссылке прослушанную вами запись можно скачать) из фильма «Русское поле» (Мосфильм, 1971 год) в репертуаре советской певицы Галины Ненашевой заняла особое место — сродни «Эху любви», которое шестью годами позже спела в фильме Евгения Матвеева «Судьба» Анна Герман.

…Тебя я услышу за тысячу верст —
Мы эхо, мы эхо, мы долгое эхо друг друга…

Как вспоминал Евгений Матвеев, «ещё мы не знали слов, ещё не знали музыки, знали лишь одно — должна петь Анна. Её голос в состоянии передать все тонкости этого удивительного человеческого чувства — чувства любви».

Наверное, нечто подобное испытывали режиссёр Николай Москаленко, композитор Александр Флярковский и поэт Леонид Дербенёв, когда пригласили Галину Ненашеву исполнить в фильме песню «Белая лебедь».

В «Русском поле» был собран великолепный актёрский состав — Нонна Мордюкова, Владимир Тихонов, Леонид Марков, Инна Макарова, Людмила Хитяева, Зоя Фёдорова.

Исполнительница главной роли Нонна Мордюкова была признана лучшей актрисой 1972 года по опросу журнала «Советский экран».

А слушатели на многочисленных концертах в течение многих лет просили Галину Ненашеву спеть именно эту песню.

Два потрясающей силы русских фильма, две замечательные воистину русские певицы — с такими разными голосами, но так тонко чувствующие глубину русской души. И это при том, что одна из них — украинка, а вторая полька. Но Россию они воспели в своём творчестве, как никто другой.

«Шум берёз для меня навсегда — это песни звук …»

Галина Ненашева Эстрадная певица Галина Ненашева (Семененко Галина Алексеевна) родилась 18 февраля 1941 в г. Онега Архангельской области.

Сценический дебют состоялся в Прибалтике с песней А. Бабаджаняна «Мосты». С 1963-го по 1968 год Галина Ненашева работала в ансамбле «Молодость» под управлением Э. М. Смольного (Тамбов). В 1968-м выступала в Московском мюзик-холле. В 1970-м Ненашева получает звание лауреата конкурса «Золотой олень» в Румынии. Участвовала в конкурсе «Золотая лира» в 1971 году в ГДР. Была с гастролями в Польше, Болгарии, США и странах Африки.

Галина Ненашева — победитель на Международном фестивале «Красная гвоздика» Сочи-69 с песнями «Любите Россию» (музыка С. Туликова, слова О. Милявского) и «А лес стоит загадочный» (музыка В. Шаинского, слова О. Фельдмана). В 1969 фирма «Мелодия» выпускает первый миньон певицы.

Вспоминает Муслим Магомаев:

«В Сопоте я побывал ещё раз — в качестве гостя на юбилейном X фестивале, проходившем в 1970 году. В тот год от Советского Союза в конкурсе принимала участие Галина Ненашева. В Сопот она привезла и песню «Судьба», написанную Арно Бабаджаняном на стихи Роберта Рождественского. Первым её исполнителем у нас был я»

В разное время Ненашева работала с оркестром Ю. Силантьева, с оркестром Государственного радио под управлением Б. Карамышева, с оркестром Большого театра.

Галина Ненашева до сих пор успешно работает на эстраде, всё чаще и чаще появляется в музыкальных программах ТВ.

В 1997-м вышел её альбом «Острова разлуки». В 1999-м году — альбом «Бабье лето», в 2005-м выпущен диск «Галина Ненашева. Золотая коллекция Ретро» с лучшими песнями певицы.

Сейчас она живёт в Москве, много гастролирует, принимает участие во многих концертах и фестивалях.

Вот сообщение в прессе об одном из таких выступлений, заставившее меня вспомнить одну из лучших песен Галины.

1 и 2 октября 2003 года в ДКиТ ВАЗа и ДК «СК» города Тольятти прошли выступления звёзд советской эстрады 50–60-х годов, посвящённые Дню пожилого человека.

«Золотой осенью советской и российской эстрады» назвал ведущий творчество участников этих концертов — Тамары Миансаровой, Галины Ненашевой и Леонида Серебренникова.

Галина Ненашева начала своё выступление любимой всеми песней К. Орбеляна на стихи В. Лазарева «Шум берёз» (скачать):

Берёзы
Свет берёз…
В моём сердце всегда
Этот свет берёз.
Свет берёз
По дорогам земным,
Как любовь, пронёс,
Как любовь
К нашей доброй земле,
Сквозь порывы гроз…
На ветру
Шум берёз слышу.

Шум берёз —
Для меня навсегда
Это песни звук.
Шум берёз —
Сто зелёных ветвей,
Сто надёжных рук!
Шум берёз —
Это голос любви
Сквозь печаль разлук!..
Смолкло всё,
Шум берёз слышу.

Свет любви —
Для меня навсегда
Это свет берёз!
Свет любви,
На дорогах земных
Я его сберёг.
Шум берёз,
Среди гор и морей,
Среди всех дорог,
День и ночь
Шум берёз слышу я!

В 2005–2006гг. Галина Ненашева участвовала в гастрольном турне, посвящённом памяти великой польской певицы Анны Герман, тем более что в своё время их связывали дружеские и творческие отношения.

«В 70-е годы на советской эстраде блистала Галина Ненашева. Популярность этой певицы была огромная, но при этом в жизни Ненашева всегда оставалась человеком очень простым. Это и сблизило их с Анной Герман. Они часто встречались в Польше, так как Ненашева гастролировала там и была очень популярна. Если Анна узнавала, что в концерте будет принимать участие Ненашева, она заранее просила организаторов, чтобы им дали одну гримёрку на двоих. Ненашева мечтала, чтобы Герман побывала у неё в гостях в Москве, но у Анны никак не получалось. Из Польши Анна часто присылала Ненашевой подарки — пудру, косметику, разные женские украшения. Тогда в СССР всё это было дефицитом.

На многих концертах Ненашева замечала, что Герман стоит за кулисами и внимательно слушает её выступление. Так, однажды Анна услышала романс «Ямщик, не гони лошадей», который тут же попросила у Ненашевой разрешения исполнять. «Ямщик» давался Анне нелегко, но с годами этот романс укрепился в её концертном репертуаре. К великому сожалению, Анна так и не записала «Ямщика» на пластинку…»

(«Родная газета», № 27, 23 августа 2007 г.)

В 2006г. она принимала участие в программе «Мелодии дружбы-2006» и других концертах музыкального проекта «Имена на все времена».

Как и все певцы, чьё творческое становление пришлось на 60–70-е, Галина Ненашева даёт справедливую оценку состоянию нынешней эстрады, иначе, шоу-бизнеса, говорит в своих интервью и об отсутствии яркой индивидуальности исполнителей, и о плохих текстах, и о дефиците «душевных» песен: «Не надо оборачиваться на Запад — у нас всё совершенно другое. И культура, и восприятие другие».

Украинский телеканал «Интер» несколько лет назад организовал во Дворце «Украина» серию встреч с кумирами прошлых лет — украинскими и российскими исполнителями.

Галина Ненашева, участница одного из концертов, сказала тогда:

Певица Галина Ненашева Я надеюсь, что эта замечательная акция продлится долгие годы, ведь нас осталось ещё немало. Хотя, конечно, не так уж, чтобы… Сама второй раз приезжаю в Киев. А раньше очень часто бывала в Украине. Сегодня даже прослезилась, когда вышла на сцену. Вспомнила, как было здорово когда-то. Так получается, что мы плачем здесь, а зрители — в зале, наверное, потому, что на этих песнях многие из них выросли…

Сама-то я выросла на Урале, телевизора тогда у нас не было, и песни кумиров моей юности слушали по радио. И, тем не менее, каждого из них узнавали с первой же ноты. Это были индивидуальности. Да и потом все знали, что такую песню исполняет Эдуард Хиль, такую — Эдита Пьеха. Конечно, кто-то был более популярен, кто-то менее, но каждый имел своих поклонников и был узнаваем. Сейчас я, человек с музыкальным слухом, зачастую, если не вижу, кто поёт, так и никогда не догадаюсь.

После своего возвращения на эстраду она смогла сохранить свой репертуар, свой имидж и даже приобрести новых слушателей и поклонников среди молодёжи. Наверное, то, о чем поёт Галина, опять востребовано — вечные темы рано или поздно всё равно возвращаются. Песни о Родине когда-то были частью системы, частью идеологии, существовало какое-то внутреннее отторжение, несмотря на безусловный талант исполнителя. Не все песни, конечно. Но вот самые что ни на есть заидеологизированные тексты вдруг начинаешь слушать заново и слышать иное.

И на этом новом уровне восприятия вдруг начинаешь понимать, что мы потеряли, что мы несправедливо отбросили.

«Я люблю тебя, Россия» (музыка Давида Тухманова на слова Михаила Ножкина) — одна из лучших песен Галины Ненашевой. Сколько раз я слышала эту песню на различных торжественных концертах. Но вот «вольной волей дорога» она мне стала только сейчас, несмотря на то, что и тогда все слушатели отмечали эмоциональность, искренность и задушевность исполнения, красоту необыкновенного, русского звучания голоса певицы (скачать):

И теперь, после 16-летнего опыта жизни в отрыве от России, совершенно по-другому воспринимаются стихи Ножкина.

Я люблю тебя, Россия,
Дорогая наша Русь.
Нерастраченная сила,
Неразгаданная грусть.

Ты размахом необъятна,
Нет ни в чём тебе конца,
Ты веками непонятна
Чужеземным мудрецам.

Много раз тебя пытали —
Быть России иль не быть,
Много раз в тебе пытались
Душу русскую убить.

Но нельзя тебя, я знаю,
Ни сломить, ни запугать —
Ты мне, Родина родная,
Вольной волей дорога.

Ты добром своим и лаской,
Ты душой своей сильна.
Нерассказанная сказка,
Синеокая страна.

Я в берёзовые ситцы
Нарядил бы белый свет,
Мне всю жизнь тобой гордиться —
Без тебя мне счастья нет!
Я люблю тебя, Россия

Автопортрет, дополненный воспоминаниями матери певицы

… Папа был военным, а мама окончила в Ленинграде библиотечное училище. Кстати, она родом из Полтавы. Папа тоже украинец — он из Красного Луча Луганской области. А я родилась в Архангельске, там нас война застала. С годами связи с Украиной были утеряны. Родственники какие-то, по-моему, в Харькове живут. В общем, Россия меня приютила, но в паспорте у меня написано, что я — украинка…

Раиса Гавриловна Семененко, мама Галины, после того как муж, кадровый военный, ушёл на фронт, попала с ребёнком в эвакуацию вначале в Кировскую область, а позже, в конце войны, — в Чебаркуль Челябинской области. Там должен был продолжить службу её муж. В Чебаркуле семья жила в 20-комнатном бараке, и в это время 5-летняя Галя пристрастилась к пению.

— Рая, — говорили соседи, — уйми свою Галку. Ты на работе, а она весь день песни хохляцкие орёт.

«Я и сейчас помню, какую песню она спивала, — рассказывала Раиса Гавриловна в 2003 году, накануне 8 марта, журналистам газеты «Челябинский рабочий». — «Нэ пытай, чому в мэнэ заплакани очи, чому часто тикаю я в гай. И блукаю я там до пивночи, нэ пытай, нэ пытай, нэ скажу!»

К сожалению, родители вскоре разошлись (у отца Галины появилась другая женщина), и дальше девочку воспитывала одна мама.

Галина Ненашева зимой … Музыкального образования у меня не было. Природа одарила голосом, и я понимала, что это моё главное достоинство. У меня с детства было контральто, даже хотела петь в мужском хоре. Мой прадед по маминой линии был дьяконом, пел в одной из полтавских церквей, он обладал уникальнейшим басом — его сравнивали с шаляпинским.

Я с первого класса занималась в художественной самодеятельности (у нас был замечательный Дом культуры). Вообще, послевоенное время было особое, люди думали о том, чтобы дети не бегали по улицам, а занимались каким-то делом. Вот я как запела — так и пою до сих пор.

А в седьмом классе на заключительном концерте смотра художественной самодеятельности Южно-Уральского края меня отметили как лучшую.

Среднюю школу я окончила в Чебаркуле Челябинской области, а потом поехала в Челябинск. В нашем военном городке перспектива была одна: выйти замуж за офицера.

На прослушивании в Челябинском оперном театре я удивила всех присутствующих своими низкими нотами (мне было всего 17 лет). Так я попала в хор театра. Главный дирижёр театра потом часто говорил: «Эту девочку надо беречь — когда будем ставить «Ивана Сусанина», она споёт партию Вани». В общем, меня очень оберегали, педагоги занимались со мной вокалом…

«Сколько-то лет прошло, познакомилась она с балетмейстером Володей Колчановым. Родился Лёнечка», — рассказала Раиса Гавриловна.

Впоследствии Владимир Колчанов в качестве балетмейстера работал в различных музыкальных театрах Советского Союза. Последнее упоминание о нём было в сообщениях из Саратова — там в 2004 году Колчанов возглавлял Городской центр национальных культур.

… Я рано вышла замуж (супруг был солистом балета), остро стоял квартирный вопрос. Какое-то жильё нам выделили, конечно, но перспективы никакой не было. Потом мы переехали в Челябинск-40 (Озёрск).

Некоторое время пела в Театре оперетты в городе Озёрске. Потом я перешла в драматический театр. В общем, работа в этих трёх театрах была для меня большой творческой школой.

Мне пришлось осваивать и драму (первой ролью была роль Маши в «Живом трупе»), и оперетту. Однажды после выступления на праздничном концерте дирижёр (кстати, отец известного писателя Генриха Боровика) сказал, что мне надо быть эстрадной певицей. А через некоторое время мы с мужем развелись. Городок маленький. Нам стало тесно, даже душно в нём. И я сказала: «Или ты, Володя, уезжай, или я».

И в один из отпусков я решила поехать в Москву. Это было в 1960 году. Ехала я пробоваться в один из оркестров — к Рознеру или к Лундстрему. Рознера в Москве не оказалось, и я поехала к Лундстрему. Там тогда работал квартет «Аккорд» Вали Дворянинова. Съездила с Лундстремом в Прибалтику, где ко мне пришёл первый настоящий успех. К сожалению, жильём меня обеспечить не могли (оркестр Лундстрема сам был в Москве на птичьих правах). А я к этому времени с мужем разошлась, на руках 9-месячный сын… Пришлось возвращаться в Озёрск. Но уже на следующий год я поехала опять в Москву — поступать в студию эстрадного искусства. Сразу поступить не получилось по ряду причин, и тогда мне посоветовали перебраться поближе к Москве — в Тамбовскую филармонию. Я думала, поеду ненадолго, а получилось на шесть лет. Встретила там Володю Ненашева, своего будущего мужа. Меня приглашали в то время в Ленинград, Кишинёв, в Прибалтику, но меня в Тамбове всё устраивало. Однако прошло время и стало чего-то не хватать, хотя и квартиру уже дали. А потом в Москве была очередная декада, и меня дирижёр Владимир Рубашевский пригласил на работу в Московский мюзик-холл. Со временем к нему же в ансамбль «Коробейники» перешёл и мой муж Володя…

«Самостоятельная моя Галя, — рассказывала Раиса Гавриловна, — все решения сама принимала. Вот и в Москву сорвалась, не имея никаких связей и знакомств. Первые дни чуть не на вокзале жила, только мне не признавалась, я уж потом узнала. Первый раз встретилась с ней прямо на Ленинском проспекте. Спрашиваю: «Ты где находишься, где у тебя комната?» А она независимо так отвечает: «Мама, не думаешь ли ты, что я на вокзале живу?»

Второй муж Галины Ненашевой — Владимир Ненашев, по словам Раисы Гавриловны, работал в Тамбовской филармонии администратором. Я читала, что он усыновил сына Галины от первого брака, Леонида, и дал ему свою фамилию. От второго брака родилась дочь Алёна. Сейчас Леонид живёт в США, он звукорежиссёр, женат на американке и растит сына Никиту. 10-летний внук Галины увлекается музыкой и играет на рояле.

А в Московском мюзик-холле Галина впервые исполнила свой шлягер «А лес стоит загадочный…» на музыку Владимира Шаинского и романс «Ямщик, не гони лошадей». В то время многие считали Ненашеву лучшей исполнительницей «Ямщика».

… Ну я его пою до сих пор. Сейчас сделала перезапись в несколько другой манере. А тогда обо мне была Валентиной Игнатовой написана хорошая, хвалебная статья в журнале «Театр». И только благодаря этой статье мне разрешили сделать запись на пластинку.

Работая в Мюзик-холле, я первый раз в 1969 году выступила на международном конкурсе и стала лауреатом. Потом уже, работая самостоятельно, принимала участие в разных фестивалях и в пяти международных конкурсах. После закрытия Мюзик-холла я перешла на работу в «Росконцерт» и стала выступать с сольными концертами.

А для меня здесь, у нас, всё замечательно, и я никогда и никуда отсюда не уеду, потому что для меня здесь всё родное, всё мне дорого. И мне очень хотелось бы, чтобы мой внук смог увидеть Россию и гордиться тем, что он тоже частичка этой России, чтобы он знал её язык и чтобы он знал, что эта страна действительно великая…

(По материалам интервью Галины Ненашевой газетам «Киевские ведомости», № 21, 7 февраля 2005 года, и «Мужская газета»).

«Шер ами, нашу юность вернуть невозможно…»

Галина Ненашева, 1981 год Галина Ненашева продолжает петь на разных концертных площадках, и по-прежнему её любят слушатели. Понятно, что ей нелегко — ведь она стала частью современного российского шоу-бизнеса, со своими правилами и законами. Судя по её высказываниям в прессе, она пытается противостоять общепринятым в этом мире нормам — когда удачно, когда не очень. Иногда она попадает под объективы и перья жёлтой прессы, и это очень неприятно читать и видеть. Ненашевой приходится отстаивать и свой репертуар, и свой имидж, и своё направление в творчестве. Очень сложно, по её словам, находить новые песни, невероятно сложно попасть на экран телевидения — за всё приходится расплачиваться. Но Галина пытается удержаться в границах тех уступок новым веяниям, которые она сама для себя определила. Что касается старых песен, то ей иногда приходится соглашаться на новые аранжировки.

Альбом Галины Ненашевой «Бабье лето», как мне кажется, не полностью раскрывает её певческий талант, всю силу её голоса. Нет там мощного звучания, широты, напевности русской песни — всего того, к чему так привыкли слушатели 60–70-х. Я бы сказала, что по стилю многие песни этого альбома — соединение городского романса и шансона, это само по себе интересно, но вот… хочется от певицы чего-то большего.

Маме Галины очень нравилась в альбоме песня «Шер ами» (жаль, что в перечне не указаны её авторы). Раиса Гавриловна и сама, обладая достаточно хорошим голосом, могла подпеть дочери:

Шер ами, —
В миг прощанья кричу я. —
Снова вслед своих чар не зови.
Шер ами, горький вкус твоего поцелуя —
Это призрак ушедшей любви…

Но всё же закончить первую часть моего рассказа о Галине Ненашевой мне хочется песней из её прежнего репертуара — знакомой, любимой до слёз, уводящий в те давние, счастливые времена ранней юности.

Музыка Марка Фрадкина, стихи Евгения Долматовского — «Нет, мой милый» (скачать):

Нет, мой милый, никуда я не уеду,
А иначе мы друг друга обездолим,
Понимаешь, никуда я не уеду,
Лучше было бы тебе не знать, не ведать,
Чем проститься, чем расстаться с этим полем.

Нет, мой милый, я не вынесу разлуки,
Ты мне пишешь, но плывут в тумане строчки,
Понимаешь, я не вынесу разлуки,
Ты спаси меня, избавь от этой муки,
Или сердце разорвётся на кусочки.
Нет, мой милый, всё у нас не так-то просто.
Шум проспектов и меня зовёт и дразнит.
Понимаешь, всё у нас не так-то просто,
В свою горницу зову тебя — не в гости,
Ну а в город будем ездить каждый праздник.

Нет, мой милый, я ни капли не тушуюсь,
Не робею — мол, деревня я простая,
Понимаешь, я ни капли не тушуюсь,
Отдаю тебе любовь свою большую,
И в причёску незабудку заплетаю.

Под заголовком «Об украинских корнях русской певицы — в контексте истории» читайте окончание этой статьи.

Палома, декабрь 2007 года