Женщина, облеченная властью, всегда вызывает интерес. Какая она — в окружении льстивых клевретов, то расточающих комплименты и стремящихся к сближению, то пугающих трудным выбором и ответственными решениями, от которых зависят порой судьбы целых народов? Каковы её отношения с мужем, вынужденным оставаться на вторых ролях? Есть ли у неё время для своих детей — если только они вообще у неё есть. А когда дети вырастают, что делать ей — уступить ли в расцвете сил власть или найти с детьми общий язык? Кто она: мужик в юбке или мудрая мать, пекущаяся о своем народе как о большой семье? На все эти вопросы нет однозначного ответа, ибо история знает разные примеры.

«Это всего лишь девочка…»

В семье австрийского императора Карла VI после смерти сына-первенца на свет появлялись одни только девочки. Это обстоятельство немало беспокоило венценосную семью, ведь надо было как-то решить вопрос о наследнике престола. Дело в том, что Карл VI был последним представителем мужского пола австрийской ветви дома Габсбургов. И хотя император до конца своей жизни надеялся на рождение сына, он предусмотрительно, ещё до смерти первенца и тем более до рождения первой дочери, позаботился о том, чтобы в случае отсутствия наследника власть перешла к одной из его дочерей. Надо сказать, что согласно салическому закону, принятому в большинстве стран Священной Римской империи, женщины не имели права наследовать трон. И хотя Австрия со времени правления первой княжеской династии Бабенбергов в этом отношении была на особом положении, император Карл VI принял 19 апреля 1713 года так называемую Прагматическую санкцию, допускавшую переход власти и по женской линии. Таким образом, преемницей австрийского престола могла в случае необходимости стать его старшая дочь. И участь эта пала на молодую эрцгерцогиню с весьма сложным именем Мария Терезия Вальбурга Амалия Кристина.

Девочка Марии Терезии здесь 11 лет

Мария Терезия родилась 13 мая 1717 года в Вене. При её появлении на свет раздались слова разочарования: «Это всего лишь девочка…». Она росла в любящей семье, и девушку, конечно же, готовили к той роли, которую впоследствии ей пришлось в жизни сыграть. Образование молодой эрцгерцогини носило, если можно так сказать, мужской характер. Уже с четырнадцати лет она присутствовала на заседаниях государственного совета. К тому же, её обучали и языкам: латыни, итальянскому, французскому — впрочем, до конца жизни у неё, по-видимому, сохранялся венский акцент. И вот когда девушке исполнилось восемнадцать, её очень правильно, с учётом государственных интересов, выдали замуж. Само собой разумеется, что претендентов на руку будущей австрийской императрицы нашлось немало. Одного из женихов, прусского кронпринца, поддерживал весьма влиятельный австрийский маршал Евгений Савойский. Тот самый, которого молва настойчиво считала внебрачным сыном французского короля-солнца Людовика XIV. Будущий маршал и песенный герой отнюдь не был в юности признан у себя на родине. Из-за этого он и оказался в Австрии — чтобы затем принести ей блистательные военные победы.

Но у Австрии, однако, были совсем другие политические предпочтения. Думая о том, чтобы помешать отходу Лотарингии к Франции, прусскому кронпринцу семья предпочла Франца Штефана Лотарингского, дальнего родственника как Габсбургов, так и Бурбонов.

В рамках политики поддержания европейского равновесия Франц Штефан Лотарингский должен был поменять своё герцогство на Тоскану, что и произошло — правда, после сошествия на нет клана Медичи. В результате брака с Марией Терезией был основан новый императорский дом Габсбургов-Лотарингских. Но политика иной раз совсем не мешает чувствам. Говорят, что Мария Терезия влюбилась в своего «Францля» совсем ещё девочкой и пронесла это своё чувство через всю жизнь, несмотря на то, что порою она весьма и весьма ревновала своего жизнелюбивого супруга.

Счастливый брак

В 1724 году, в возрасте 15 лет, Франц Штефан Лотарингский прибыл к австрийскому двору, чтобы здесь, в столице Священной Римской империи, завершить своё образование и приобрести необходимые придворные навыки. Надо сказать, что Карл VI, сыновей не имевший, воспитывал его как своего собственного сына: пристрастил к охоте, брал на балы и праздники. Собственно, это было практически и всё, что он смог дать молодому человеку… Разумеется, если не принимать во внимание ещё и нечто гораздо более существенное, а именно: 12 февраля 1736 года император выдал за Франца Штефана свою старшую дочь Марию Терезию. Брак этот, как уже упоминалось, был не только по расчёту, но и по любви. Медовый месяц (растянувшийся на целых три) новобрачные провели в Тоскане, а затем вернулись в Вену.

В политических делах молодой муж не был особенно силён — как, впрочем, и в делах военных. Так, например, в 1738 году, после неудачного австрийского похода в рамках русско-турецкой войны, Франц вернулся домой с нервным срывом.

Семейство Августейшие супруги с детьми

Это была дружная многодетная семья. Мария Терезия утверждала, что она ненасытна в отношении детей, и гордо говорила после каждых родов: «Детей никогда не бывает достаточно». Ее первенец появился на свет уже в 1737 году, а затем роды у неё были в 1738 году, в 1740 году… и так вот до 1756-го практически ежегодно — редко когда промежуток между её беременностями составлял два (или, тем более, три) года. Всего у неё было 16 детей: 11 девочек и 5 мальчиков — из них в детстве скончались только двое, что в те далёкие времена уже, несомненно, являлось удачей. Воспитанию и образованию своих детей Мария Терезия уделяла преимущественное внимание. Она даже разработала для них свою собственную учебную программу, включавшую танцы и участие в театральных постановках (искусство лицедействовать всегда ведь в жизни пригодится!). Дети также рисовали, их обучали истории, правописанию, некоторое место в занятиях занимала математика, а также иностранные языки. Девочкам преподавали рукоделие и искусство вести беседу.

В том, что её собственные дети её любили, нет ничего удивительного. Но ведь и чужие же дети тянулись к ней. Маленький Моцарт, в 1762 году приглашённый дать концерт во дворце Шёнбрунн, чувствуя расположение Марии Терезии, тут же забрался к правительнице на колени, что и было потом запечатлено придворным художником.

Семейное разделение обязанностей

Но безмятежному семейному счастью Марии Терезии и Франца Штефана был отмерян судьбою недолгий срок. В 1740 году император Карл VI скончался, и двадцатитрёхлетней Марии Терезии пришлось взойти на австрийский престол. К тому времени она была уже матерью троих детей и ждала четвёртого. Задача управления государством, вставшая перед ней, была не из лёгких, тем более, что тогдашние границы владения Габсбургов включали не только Австрию саму по себе, но и Чехию, Венгрию, Южные Нидерланды, земли в Италии. Признайтесь, что сегодня даже странно и подумать о том, чтобы во главе такого государства встала молодая женщина 23 лет от роду, мать троих детей.

Талер Профиль Марии Терезии на золотом талере

Из-за кончины императора Карла не обошлось поначалу и без политических потерь. Корона императора перешла было к баварскому курфюрсту Карлу Альбрехту — ведь это была своего рода выборная должность. И только лишь через пять лет, в 1745 году, после смерти Карла Альбрехта и с согласия его сына, императорская корона вновь вернулась в Австрию. Императором под именем Франц I стал, собственно говоря, именно Франц Штефан, и Мария Терезия стала поэтому именоваться императрицей. Хотя сама она не была официально коронована, Мария Терезия со всею решимостью, ясной головой и знанием людей принялась за управление государством, опираясь поначалу на советников своего отца. Впрочем, советники эти скорее сгущали краски, нежели поддерживали в молодой женщине мужество, столь необходимое ей для принятия важных решений. Но разве можно испугать проблемами женщину, на которой лежит ответственность за свою семью, да ещё за такую большую!

Сам же Франц Штефан, с лёгкостью уступивший жене занятия политикой, охотно занялся финансовыми делами дома Габсбургов (что совсем не помешало и лично ему стать миллионером). Помимо денег, Франца I интересовала ещё и наука. Он собирал минералы и обладал солидной коллекцией монет. Благодаря его усилиям в летней резиденции Шёнбрунн был создан зоопарк, который существует и поныне и считается самым старым зоопарком в Европе. Император увлекался также и сельским хозяйством, создавая в своих имениях образцовые хозяйства.

«Женись, счастливая Австрия!»

Надо признать, что первое время Мария Терезия разбиралась во внешней политике не очень хорошо. В международных делах она руководствовалась, скорее, опытом женщины и многодетной матери, о чём и говорит избранный ею девиз: «Справедливостью и добротой». Но был и ещё один принцип, проверенный веками и во всей своей полноте воплощённый Марией Терезией в жизнь. Императрица и мудрая мать, она знала секрет хороших, добрососедских отношений: «Bella gerant alii, tu, felix Austria, nube» («Пусть другие воюют — ты же, счастливая Австрия, женись»). Поочерёдно играя свадьбы своих детей, Мария Терезия в итоге породнилась с представителями основных правящих домов Европы. Выдавая замуж дочерей и женя сыновей, Мария Терезия упрочила отношения и с Францией, и с Испанией, и с Неаполем и Сицилией, и с Пармой — создав себе, таким образом, союзников в постоянных трениях с прусским королём. Вообще, злые языки даже прозвали её «тёщей и свекровью всей Европы». Однако, если с женитьбой сыновей особых проблем у неё не было (например, её сын эрцгерцог Леопольд II женился на дочери испанского короля Карла II Марии Лудовике Испанской), то вот с замужеством дочерей у Марии Терезии не всё обстояло благополучно.

Мария Антуанетта Мария Антуанетта в возрасте 12 лет

Старшая её дочь, эрцгерцогиня Мария Анна, из-за своего слабого здоровья так и осталась незамужней. А незадолго до замужества симпатичной Марии Элизабет и французского короля Людовика XV невеста вдруг заболела оспой, и помолвку пришлось расторгнуть. Эрцгерцогиню Марию Амалию против её воли выдали замуж за герцога Фердинанда I Бурбон-Парма. Когда же от оспы скончались молодые эрцгерцогини Иоанна Габриэла и Мария Амалия, их место в качестве невест короля Неаполя и Сицилии Фердинанда I (сына испанского короля Карла III) пришлось занять их сестре Марии Каролине. Ещё одна дочь, Мария Элизабет, стала аббатисой в Инсбруке. Из всех дочерей Марии Терезии только лишь Мария Кристина вышла замуж по любви: за герцога Альберта Казимира фон Саксен-Тешен (между прочим, основателя великолепной художественной коллекции, которая легла в основу известного венского музея Альбертина).

Однако наиболее печальная судьба поджидала самую младшую дочь Марии Терезии — Марию Антуанетту, чей брак с французским королём Людовиком XVI закончился трагически: под ножом гильотины, вместе с её мужем. Это была та самая красавица Мария Антуанетта, которая научила французов есть на завтрак круассаны: она привезла с собой во Францию рецепт этих рогаликов, символов мусульманского полумесяца, которые австрийцы пекли и поедали в знак победы над турками. Это была та самая Мария Антуанетта, которая вошла в историю своим выражением, полным искреннего недоумения: «Если у них нет хлеба, пусть они едят пирожные» (она имела в виду своих голодающих подданных). Что там говорить: за свои хоть и наивные, но политически дерзкие слова бедняжка заплатила сполна.

На войне и в мирное время

Правление Марии Терезии осложнялось ещё и тем, что Бавария и Пруссия после смерти её отца не признали Прагматическую санкцию и вознамерились получить долю своего наследства. Пользуясь сложными обстоятельствами, с которыми столкнулись Габсбурги в вопросе престолонаследия, прусский король Фридрих Великий (1712-1786) ещё в год смерти Карла VI начал военные действия в Силезии. Кончина же императора развязала руки всем. Так началась война за австрийское наследство, длившаяся с 1741 по 1748 годы. Пруссия в ней претендовала на Силезию, а от Пруссии не отставали Франция и Бавария, которые докучали Марии Терезии на западе страны.

Фридрих Великий Фридрих Великий, король Пруссии

Но из всех противников самым главным для Австрии и её молодой императрицы оставалась всё-таки именно Пруссия. Мария Терезия была вынуждена удвоить численность своей армии, введя с этой целью дополнительные налоги. Кроме того, она объединила правление Австрией и Богемией. Утрата Силезии никак не давала императрице покоя, и вот в 1756 году она уже сама начала войну с Пруссией, во главе которой по-прежнему стоял король Фридрих Великий. Война растянулась на долгих семь лет, но вернуть Силезию так и не удалось. Все знали, насколько сильно переживала императрица эту потерю. Все знали также, как любила Мария Терезия женить и выдавать замуж своих детей. Поэтому каждый смог оценили её чувство юмора, когда однажды она пошутила: «Лучше потерять Силезию, чем выйти замуж за такого-то».

При императрице Марии Терезии закончились в Австрии пытки и гонения на ведьм, именно она учредила также и Верховный суд. Заботясь о грамотности своих подданных, Мария Терезия ввела обязательное образование: учиться должны были все дети в возрасте от 6 до 12 лет — независимо от их социального положения. До сих пор функционирует в Вене учреждённое императрицей учебное заведение Терезианум, в котором в настоящее время обучаются будущие дипломаты. В нижнеавстрийском городе Винер Нойштадт она открыла в 1751 году Терезианскую военную академию, а в Венском университете особое внимание уделила оснащению медицинского факультета. Не без её содействия в университете появился новый корпус Нойе Аула. Придавая большое значение дипломатии, Мария Терезия укрепила союз с Великобританией, Россией и Францией. Всё это положительно сказалось на экономике страны.

Отцы и дети

Муж Марии Терезии, император Франц I, скоропостижно скончался 18 августа 1765 года в Инсбруке, куда он приезжал с супругой на свадьбу своего сына эрцгерцога Леопольда. В центре столицы Тироля до сих пор возвышаются парадные ворота, возведенные в память тех событий. На одной стороне ворот изображены сцены праздника, а на другой — сцены скорби. Потеря для Марии Терезии была огромной. Она так тяжело переживала кончину мужа, что до конца своих дней, ещё целых 15 лет, не снимала траура. Ведь они, несмотря ни на что, прожили счастливую жизнь. Франц I был жизнелюбом и весьма обаятельным человеком. Среди его фавориток — и графиня Коллоредо, жена австрийского вице-канцлера, и графиня Пальффи, придворная дама императрицы. Нельзя сказать, чтобы Мария Терезия не ревновала мужа. Ревновала. Он же, понимая это, пытался как-то сократить число дам, за которыми ухаживал. Но от привязанности к Марии Вильгельмине фон Ауэрсперг всё же так и не смог отказаться и даже купил ей домик рядом со своим загородным дворцом Лаксенбург.

После смерти мужа Мария Терезия правила вместе со своим сыном Йозефом II, который родился 13 марта 1741 года. Таким образом, Йозеф стал императором в 24 года. Ему не повезло с женитьбой. Брак оказался неудачным, да и дети, вскоре появившиеся на свет, умерли в раннем возрасте. После ранней кончины жены Йозеф женился вторично, но и от этого его брака детей не было. Девизом молодого императора стали слова, отвечавшие его духу: «Virtute et exemplo» — «Добродетелью и примером». Мария Терезия, как мы видим, отнюдь не боролась за лидерство ни с мужем, ни с сыном. Но единодушия между ними не было. В частности, сын прекратил колониальную политику Марии Терезии. Да и по другим вопросам у них также были противоположные взгляды.

Наверное, нет ничего удивительного в этом конфликте отцов и детей. Если Мария Терезия жила идеями контрреформации, то её сын уже воспринял идеи эпохи Просвещения и хотел быть просвещённым монархом. Для Йозефа власть означала службу на благо народу, государству, работу на благо подданных. Именно он, монарх, попытался уменьшить роль знати и священников. Вместе с матерью он упразднил в Австрии крепостное право и трудился над тем, чтобы восстановить в своём многонациональном государстве вертикаль власти. Существенную роль в этом призван был сыграть немецкий язык — как инструмент национальной и культурной политики. Именно Йозеф объявил драматический Бургтеатр в Вене театром немецкого языка. Именно император заказал Моцарту оперу на немецком языке — «Похищение из сераля». А ведь до этого, как известно, оперы и писались, и исполнялись на итальянском.

Йозефа не очень-то любили при жизни, хотя сейчас его и ценят за то, что он сделал. Ведь именно Йозеф открывал школы и больницы, дома для сирот и бездомных, именно он, заботясь о санитарном состоянии городов, распорядился вывёсти из них кладбища. Монарх был терпим и в отношении религиозных предпочтений своих подданных. При нём протестанты и евреи снова смогли спокойно отправлять свои богослужения. Он распустил все те монашеские ордена, которые не вели полезной деятельности: не ухаживали за больными, не обучали детей в школах и т.п. Их земли были национализированы. Труд священников стал оплачиваться из государственного фонда, а сами они превратились в госслужащих. Кроме того, Йозеф сделал ранее закрытые венские парки Пратер и Аугартен доступными для их посещения простыми людьми.

Памятник Памятник Марии Терезии в Вене

Но, как это частенько бывает, в своих благих намерениях император Йозеф II не раз перегибал палку и доходил в регламентации общественной жизни до сущих мелочей. Например, реформируя процесс погребения усопших, он предписывал зажигать на отпевании совершенно определенное количество свечей. Но самым скандальным его нововведением стал многоразовый гроб. Чтобы сократить расходы на похороны, бережливый монарх предписал хоронить своих подданных в гробах с откидывающимся дном: после того, как очередного покойника опускали в могилу, такой гроб вынимали для следующего погребения. Подданные, однако, возмутились, и нововведение не прижилось… А ещё была у императора страсть к путешествиям. Инкогнито, под именем графа фон Фалькенштейна, он объездил всю Европу, а в 1787 году посетил даже Россию.

И ведь легко ему было проводить своё время в странствиях, когда дома — как говорится, на хозяйстве — оставалась такая мама. Скончалась Мария Терезия 29 ноября 1780 года в Вене. Было ей всего 63 года. С возрастом она погрузнела и с трудом передвигалась. Во дворце в Шёнбрунне для императрицы даже соорудили специальный лифт, чтобы ей не приходилось подниматься по лестницам. В наши дни, правда, его не увидишь во время экскурсии по императорским покоям. Зато можно пройти по залам и комнатам великолепного Шёнбрунна, где летом отдыхала императрица, и полюбоваться на рисунки и картины её дочерей. А в центре Вены стоит памятник этой выдающейся женщине, которая жила в одно время с Екатериной Великой, но так была непохожа на неё.

Или всё-таки в чём-то похожа? Во всяком случае, их памятники в Вене и в Санкт-Петербурге выполнены в одной и той же манере, хотя венский монумент чуть-чуть моложе памятника Екатерине. И там, и там мы видим женщину во власти, величественную и спокойную, высоко возвышающуюся над фигурами своих сподвижников-мужчин.